Офис МТС
Проектная организация: Архстройдизайн
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Офис МТС в Голутвинском переулке. Фото: Владислав Ефимов




Офис МТС в Голутвинском переулке. Фото: Николай Малинин


Офис МТС

Офис МТС в Голутвинском переулке. Фото: Николай Малинин

Адрес: 1-й Голутвинский переулок, д. 2/10, стр. 2
проектная организация: «Архстройдизайн» («АСД»)
архитекторы: Алексей Иванов, Владимир Балутин
инженер: Юрий Маневич
заказчик: ОАО «Мобильные телесистемы»
подрядчик: «RE-Bau» / Австрия
2004

наше мнение

В Москве очень сложно построить дом так, чтобы он был и «про» это время, и «про» это место. Чтобы, не портя историческую среду, он был ярким и современным. Радикальные проекты в центр просто не пускают, зато весело ломают и строят «новоделы». Едва ли не единственным мастером строить гармоничные, но актуальные здания в центре у нас считается бюро «Остоженка» во главе с Александром Скоканом. А все, кто идет по их пути, невольно перенимают и их стилистику - строгую, сдержанную, почти аскетичную.

Алексею Иванову удалось построить здание, которое принципиально отличается от работ «Остоженки», будучи при этом и контекстуальным и современным. Дом идеально вписывается в застройку Голутвинской слободы: скромные габариты (четыре этажа, вытянутая форма), классические приемы (трехчастное членение, скатная кровля), а по постановке - вообще почти усадьба (главный фасад фланкируют два двухэтажных особнячка, а парадный вход отмечен четырехколонным портиком). И даже его облицовка выглядит абсолютно родной окружающему краснокирпичью (хотя при ближайшем расмотрении  оказывается керамической плиткой «под кирпич»).

Но при всем при этом дом вовсе не пытается прикинуться старым. Он не таит какую-нибудь стеклянную фигу в кармане, не расползается постепенно, как обманчиво традиционные романы Сорокина или фильмы Лоузи. Он выдает себя сразу: современные материалы (стекло, железо, а особенно их бурное сочетание с «кирпичом»), хай-тековские детали (балконы, лестницы, карнизы, козырьки), разнобой окон, ассиметрия частей, поворот оси здания, подчеркнутый сдвигом плоскостей на северном торце. А самое главное - здание элегантно выявляет конструктивную основу, расчетливым движением стриптизерки обнажая стройные формы.

Все это, конечно, век ХХ. Хотя и не XXI-й, что честно отмечено конструктивистскими часами на втором входе, цитирующими веснинский проект «Ленинградской правды». Кому они тут нужны - не очень понятно (у Весниных-то они на всю Москву сверкали, над Страстной площадью воздымаясь), но этот легкий сюр можно прочитать как своего рода арт-жест. Бесполезно, зато красиво.

При традиционализме форм здание выглядит весьма экспрессивно, что достигается именно за счет контраста старого и нового. В особенности - «кирпичности» и «стеклянности», чего в такой степени никто себе в Москве еще не позволял. Даже роскошный «барочный» гараж Александра Щукина, оказавшийся «задником» к нашему дому и во многом определивший его покрой, выглядит куда более традиционно: просто большие окна в кирпичной кладке. А тут новое/стеклянное словно бы вырывается из тисков старого/кирпичного, выскакивает, как мобилка из чехольчика, и прокладывает себе путь к реке. (Не забывая при этом пригнуться, дабы не застить купол ХХС).

Это, конечно, забавно, что наиболее эффектной частью здания оказывается не главный вход, и вообще - торец, но такова уж судьба всей современной архитектуры в Москве. Она дворами пробирается к людям, жмется к земле, изгибается, обходя памятники старины, и лишь на малолюдной улочке выстреливает всем запасом скопившейся ярости. Вот я какая бабочка, когда из кокона вылуплюсь! Вот стекло, часы, терассы, лихой козырек, а вот тут еще балкон из фасада вылетит и над входом зависнет! Здание вообще очень насыщено деталями, которых так не хватает современной архитектуре в историческом центре. Сказать, что какие-то из них особенно чаруют, трудно, но именно в своем обилии и разнообразии они превращают здание в эдакое «хай-тековское барокко».

Вещь получилась яркая, говорят, заказчик даже хотел малость ее притушить: потому как это рядовой офис, а штаб-квартира МТС на Таганке куда менее эффектна. Любопытно и то, что это по большому счету первая большая вещь Иванова в городе, известен же он больше как мастер домов загородных. Но, видимо, эта привычка к работе с частным заказчиком привела к тому, что и офисное здание получилось у него очень индивидуальным, с ярко выраженной физиономией. И при этом - вполне рациональным, не зря же Иванов целый год работал в Калифорнии, где дома пекут как блины. Безо всякой такой вот икры.

Николай Малинин. УСАДЬБА КАК МОБИЛА. «Штаб-квартира», 2004, № 6 (22)

мнение архитектора

Алексей Иванов:

- В сложную и хаотичную застройку надо было вписать новый объем и найти переходный элемент от малоэтажной Москвы к большому гаражу по соседству. Это заставило нас искать образ, который мы определили как «современная городская усадьба».
Но делать псевдотрадиционную усадьбу не хотелось. Хотелось показать суть архитектуры - это вообще наша принципиальная установка. Мы и сайт наш так назвали: «Противодействие хаосу». Творец, случай, взрыв - что было в начале, мы не знаем, и понять этого не можем, это для нас хаос. Архитектор же - тот, кто пытается загнать этот хаос в какие-то рамки, организовать его. Поэтому мы выявили каркас: несущие колонны, конструкции, перекрытия.
Московский центр характерен работой с деталью. Наша деталь не так выражена, как итальянская, но мы все равно любим украшательства. А повторять их странно. Деталь сегодня часто переходит в материал - как, например, в «медных» домах Скуратова. У него роль детали играет поверхность - она забирает на себя художественную функцию, передает ощущение рукодельности. А мы, провозгласив принцип усадьбы, должны были показать свое отношение к этому. Потому карниз есть, но он осовременен: это мостки с ограждениями.
В историческом центре архитектура должна быть  не только функциональной, но и изобразительной. Вообще архитектура - это обращение к эмоциям. Удивление, любопытство - вот была наша задача. Чтоб дом хотелось рассмотреть. Поэтому все элементы такие разные.

Интервью Николаю Малинину, май 2004

мнение критики

Дмитрий Фесенко:

За постмодернистским фасадом улицы Большая Якиманка, среди красно-кирпичной промышленной архитектуры второй половины ХIХ – начала ХХ вв. выросло новое офисное здание, искусно балансирующее на грани «современной» и контекстуальной архитектуры и принадлежащее мастерской «Архстройдизайн». Новостройка, общая площадь которой составляет без малого 2,4 тысячи м2, едва ли не впритык вдвинуто в исторически сложившийся конгломерат.
Двор по 1-му Голутвинскому, образуемый новым корпусом и двумя существующими особняками, также принадлежащими МТС и трактуемыми как флигели, отсылает к типу курдонера, что подчеркнуто 4-колонным модернизированным портиком. Однако это не более чем легкий намек: композиция главного фасада подчеркнуто асимметрична. Основным мотивом наряду с двускатной кровлей, накрывающей аттиковый этаж, оказывается соотношение красно-кирпичной кладки и обширных витражей. Задний фасад вводит в обиход еще одну тему – корабельную.
Насыщенность деталями едва ли не каждого квадратного метра фасада, по словам директора «АСД» А.Иванова, носит отнюдь не самоценный характер, но откликается на призыв исторического города к соблюдению масштабного регистра, внутри которого архитектурной детали отводится роль верхней октавы. Деталировка выступает в качестве «последнего штриха», содействующего гармонизации взаимоотношений «старого» и «нового».
Основу плана первого и второго этажей составляют центрально расположенные кассовый зал и зал обслуживания абонентов, связанные лестницей при входе. Третий и аттиковый этажи отданы под офисы. В подвале размещаются технические помещения и склады.
В заключение главный редактор «АВ» Дмитрий Фесенко подчеркивает, что новый офис МТС, на сегодня являющийся лучшей работой «АСД», впитал последовательно прокламируемые ее лидером А.Ивановым идеи «компромиссной архитектуры», с равным пиететом относящейся к истории и современности. «Новостройка оказывается промежуточным, переходным звеном между авторской и фоновой архитектурой – и это парадоксальное обстоятельство предстает как еще одна грань искомого компромисса», - заключает автор.

Дмитрий Фесенко. Между авторской и фоновой архитектурой. Административное здание МТС в 1-м Голутвинском переулке в Москве. «Архитектурный вестник», 2004, № 1 (76)
http://archvestnik.ru/0401/frame_0401_rus.htm


ваше мнение