Ледовый дворец на Ходынке
Проектная организация: Моспроект-4
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение





Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин


Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин




Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин




Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин
Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин

Ледовый дворец на Ходынке. Фото: Николай Малинин





Адрес: Хорошевское шоссе, вл. 38
Проектировщик: ГУП МНИИП «Моспроект-4», ООО «АрхИнж»
Архитекторы: Андрей Боков, Дмитрий Буш, Сергей Чуклов, Валентин Валуйских, Людмила Романова, Звиад Бурчуладзе, Олег Гак, Анна Золотова, Александр Тимохов
Конструкторы: Марк Лившин, Павел Еремеев, Михаил Кельман, Ерлан Бекмухамедов, Олег Стариков
Архитектор-технолог: Андрей Шабайдаш
Заказчик: ОАО «Москапстрой», ЗАО «Генеральная дирекция «Центр»
Подрядчик: ОАО «Концерн «МонАрх», ЗАО «МонАрх и С»
2006 

наше мнение

Замысел, как всегда у Буша, сочетает функциональные ноу-хау и эффектный образ. Точнее сказать, образ является производной от ноу-хау. А это в современной русской архитектуре не то что редкость, а вообще феномен. Правда, и функция уникальна: это вам не жилой дом, и не офис, где трудно выдумать что-то новое по сути. Хотя, и стадионы-то, как правило, друг на друга похожи. Но не у Буша.
Так вот, главным ноу-хау здесь является идея пандусов, окружающих тело здания. Которые, во-первых, надежно разводят людкие потоки, во-вторых, экономят внутристадионное пространство, ну, а в-третьих, становятся главной составляющей образа. Что касается первого, то это мудрая рефлексия по поводу человеческого фактора. Может быть, наши болельщики и не такие хулиганы, как английские, и давки с большим количеством жертв у нас тоже не так уж часты, но когда я первый раз попал на футбольный матч, то был просто потрясен тем, сколько времени надо угрохать, чтобы на стадион пройти, а потом – чтобы с него выбраться! Не знаю, справились ли пандусы со своей задачей, но безопасности они явно прибавили: это все-таки не лестничные марши, по которым валит возбужденная толпа. Кроме того, они позволили здорово сэкономить: во-первых, собственно пространство стадиона (за счет ликвидации лестниц), а, во-вторых, средства: их не надо отапливать.
Но кроме функциональности, пандусы создали зданию замечательный образ. Их динамизм - отличная метафора: словно бы конькобежец развил уже такую скорость, что не помещается на плоскости, центростремительное ускорение выносит его за край, и – вслед за спиралью – куда-то в космос. Конечно, образ этот лучше всего читается именно оттуда, ну, или по крайней мере – с высоты птичьего полета. Но это общая беда всех стадионов: они слишком велики, а функция их при этом вполне банальна. И тем не менее, такого острого хода нигде в мире еще не было. Конечно, в исполнении местных строителей образ несколько потускнел и стал местами напоминать консервную баночку, которую неудачно вскрыли и оттого пошла стружка. Но есть и другие места, причем обозреваемые с ключевых точек – например, с Ходынского бульвара – где видны сразу три витка спирали. И все сразу становится на свои места.
Внутри же получилось на удивление уютно. Естественно, зрителей, как могли, пытались приблизить к катку, долго вычисляли оптимальную форму зала. На плане хорошо видно, как форма из круглой плавно становится овальной. При этом зал можно трансформировать: кроме хоккея и фигурного катания, здесь можно будет играть в теннис, баскетбол или гандбол. А одна из трибун при желании превращается в сцену.

Иван Езерский 

мнение архитектора

Дмитрий Буш:

Добиться встречи с Бушем не совсем просто. Сами понимаете, постоянные саммиты, деловые конференции, переговоры… Работы невпроворот. И все-таки он выкроил полчаса в своем сверхплотном графике, чтобы принять корреспондента «Ф+Х».
Речь, конечно же, идет не об уроженце Техаса, занимающем Овальный кабинет в Белом доме в Вашингтоне, а о руководителе архитектурно-проектной мастерской №  6, в стенах которой родилась идея Ледового дворца на Ходынском поле. В эксклюзивном интервью «Ф+Х» Дмитрий Вильямович Буш рассказал о возведении главного хоккейного храма России.

– Дмитрий Вильямович, работы у вас, надо полагать, сейчас никак не меньше, чем у американского однофамильца?
– Очень даже может быть (улыбается). Наш институт с момента его создания в 60-х годах специализируется на крупных спортивных сооружениях в Москве. В частности, значительное количество объектов к Олимпиаде-80 было спроектировано именно здесь. Занимались мы и реконструкцией Большой спортивной арены в «Лужниках», создавали ледовые дворцы в Санкт-Петербурге и Ярославле, футбольный стадион «Локомотив», крытый конькобежный центр в Крылатском. Сейчас мы занимаемся стадионом национальной академии футбола в Ботаническом саду, футбольными аренами для «Спартака» на Тушинском аэродроме, ЦСКА на Песчаной улице, реконструкцией стадиона «Динамо» в Петровском парке и, конечно же, Ледовым дворцом на Ходынке. Так что вы сами можете представить объемы нашей работы…
– Внимание большинства болельщиков сейчас приковано именно к ледовой арене, которой через полгода предстоит принять чемпионат мира по хоккею. Вам не кажется, что Ходынское поле, с исторической точки зрения, не самое подходящее место для строительства?
– Если вы имеете в виду несчастный случай, связанный с коронацией Николая II, когда в давке погибло около полутора тысяч человек, то это единичное явление для Ходынки. Ведь это место в основном связано с историей российского оружия. Во времена Российской империи здесь проходили военные парады и маневры, в советский период на Ходынском поле был построен военный аэродром и три авиастроительных завода. Поэтому я воспринимал бы историю Ходынки чуть шире. И тяжелое историческое наследие в отдельных районах города надо преодолевать, возводя на них какие-нибудь здания, а не оставляя место нетронутым некрополем или кладбищем, навевающим лишь печальные ассоциации.
– В сентябре некоторые СМИ раструбили сенсационную «новость», что  Москва, мол, не сумеет провести чемпионат мира именно из-за задержки со сдачей Ледового дворца на Ходынке. Но сейчас корреспондент «Ф+Х» своими глазами увидел, что чудо-арена уже почти готова к приему гостей…
– Я хотел бы для начала рассказать предысторию. Длительное время мы искали участок для строительства такого крупного ледового дворца. Переходили с территории на территорию. Были и Петровский парк, и другие площадки, в том числе и Ходынское поле. В течение нескольких лет постоянно менялись условия, и после нахождения подходящего участка был принят первый вариант реализации проекта. Он оказался инвестиционным. Международная федерация хоккея предложила инвесторов (стоит упомянуть, что строительство Ледового дворца не было инициативой Правительства РФ и уж тем более Москвы) из Швейцарии и Канады. По проекту, помимо Ледового дворца, который априори стал бы убыточным, планировалось возвести рядом с ним гостиничный и торговый комплексы, способные приносить прибыль и делавшие весь объект окупаемым. Так эта канадо-швейцарская компания в течение двух лет ни сделала ничего, кроме оформления бумаг! Даже не были заказаны проектные работы.
Прошлой весной, когда до начала чемпионата мира оставалось два года и непременным условием его проведения было наличие нового современного хоккейного дворца, мэр Москвы принял решение расторгнуть инвестиционный контракт с той иностранной компанией. И построить дворец на Ходынке за городские деньги.
Времени, сами понимаете, было в обрез. Пока выпустили новый распорядительный документ, пока организовали тендер подрядчиков, прошло еще полгода. Причем нам поставили жесткий срок строительства – один год, так как к середине декабря дворец должен был пройти «обкатку» во время Кубка «Первого канала». (Так в этом сезоне будет называться традиционный московский турнир, третий этап Евротура. – Прим. ред.). Для строительства такого объекта – это очень маленький срок. Для примера скажу, что конькобежный центр в Крылатском, который по площади меньше в полтора раза, строился более полутора лет. Но мы сумели справиться с этой задачей. По нынешним темпам строительства, когда рабочие трудились в три смены, когда мэр раз в неделю проводил совещания, осведомляясь о проблеме, думаю, дворец будет сдан в срок. То есть в середине декабря примет четыре лучшие хоккейные сборные Европы.
– Темпы строительства действительно просто поражают! Глядя, как буквально на глазах новостройка превращается в готовый шедевр архитектурного искусства, невольно напрашиваются аналогии с «Трансвааль-парком» в Ясеневе. Не боитесь, что из-за работы в режиме аврала дворец может повторить печальную судьбу рухнувшего аквапарка? 
– Невзирая на то, что проектирование дворца и его строительство идут параллельно, безопасность здания в настоящий момент оценивается по нескольким направлениям. Например, по несущим конструкциям объекта было выполнено несколько проверок. Была даже сделана точная модель дворца на Ходынке в масштабе 1 к 15, которую специально взрывали в институте ВНИИЦ им. Кучеренко, оценивая жизнеспособность конструкции. Сейчас проходит постоянное слежение за ледовой ареной, состояние чуть ли не каждой детали которой передается на мониторы. Если где-то происходит подвижка в фундаменте или покрытии, то она тут же видна нам. Даже температурный режим полностью под нашим контролем. Так что мы уверены в полной безопасности объекта.
– Не раскроете секрет, какова строительная смета дворца на Ходынке?
– Смета строительства будет утверждена окончательно на этой неделе. Но уже сейчас могу с полной уверенностью заявить, что она будет не менее 200 миллионов долларов. Объект многофункционален и предназначен не только для хоккея, а для всех игровых видов спорта и бокса. Также – и это имеет большое значение с точки зрения окупаемости – здесь можно проводить концерты.
– К слову, о концертах… Что же будет с ареной после чемпионата мира? Не превратится ли она из ледовой в концертную площадку?
– Этот вопрос все-таки не к нам, а к правительству Москвы. Но, исходя из финансовых возможностей нашего города, думаю, что больше половины мероприятий, проводимых во дворце на Ходынке, станут спортивными. Хотя в том же Хельсинки на «Хартвалл Арене» статистика спортивных матчей и концертов один к трем. То есть хоккея там всего треть – все остальное развлечения.
– Аналоги подобных сооружений в мире вообще имеются?
– Примеры американских и канадских многофункциональных спорткомплексов, вмещающих чуть ли не полсотни тысяч зрителей, здесь показательны. В Европе это «Глобен Арена» в Стокгольме и «Хартвалл Арена» в Хельсинки. Конечно, они уступают дворцу на Ходынке во вместимости и менее современны.
– Не переборщили ли со вмещаемостью? Ведь на хоккей в Москве ходит в среднем по три-четыре тысячи, а дворец на Ходынке рассчитан на все 14…
– Сегодня эта арена планируется исключительно как городская. Как один из вариантов рассматривалась и возможность передачи дворца во владение хоккейного клуба «Динамо», но финансировало строительство правительство Москвы, а не бело-голубые. Могу сказать, что статистика посещаемости новых спортивных объектов растет из года в год. Взять тот же стадион «Локомотив». В первый год введения в эксплуатацию на трибуны приходили 3–4 тысячи, и не было ни одного аншлага, а сейчас на каждый матч сборной или Лиги чемпионов, весь 30-тысячник забит до отказа. В 2006 году средняя посещаемость домашних матчей «Локомотива» составляет порядка 13,5 тысяч. Через два-три года, исходя из чистой математики и арифметических прогрессий, эта цифра будет равняться тысячам 15! Так что, думаю, и посещаемость хоккейных матчей повысится. А на матчах сборной, не сомневаюсь, будут аншлаги уже в этом сезоне!

Николай Чегорский. КАК ПОСТРОИТЬ ЛУЧШИЙ ДВОРЕЦ ЕВРОПЫ ЗА ГОД. «Футбол-Хоккей Плюс»
http://www.hawk.ru/press/3016.html 

мнение критики

Юрий Лужков:

Этот прекрасный дворец не имеет аналогов в Европе.
Поблагодарим и поздравим наших строителей с тем, что они невероятное здесь сделали, создав такой прекрасный стадион для москвичей, для спорта.
Это дворец мультиспорта. Здесь будут представлены многочисленные виды спорта, но главенствующим и базисным будет хоккей.

Президент ИИКФ Р.Фазель:

Год назад на этом месте не было ничего, а теперь у вас самым чудесным образом есть прекрасная арена - одна из лучших в Европе.

Вячеслав Фетисов:

Мы не могли год назад даже представить, что здесь будет такой дворец.

Владислав Третьяк:

С вводом этого объекта Москва получит потрясающий спортивный, культурный и развлекательный центр с необычной архитектурой.

Цит. по: СОСТОЯЛАСЬ ТОРЖЕСТВЕННАЯ ЦЕРЕМОНИЯ ОТКРЫТИЯ ЛЕДОВОГО ДВОРЦА НА ХОДЫНСКОМ ПОЛЕ. http://www.gvozdik.ru/news/5375.html


Ирина Мельникова:

[...] Часть спортивных площадок, которые могли бы быть задействованы на Олимпиаде, уже существуют в реальности или в проекте. Ледовый дворец на Ходынке назван событием в архитектуре, а конькобежный центр в Крылатском получил "Хрустального Дедала" - национальную архитектурную премию как лучший объект этого года.
Во всех спортивных объектах, которые появились в городе в последнее время, используются самые современные конструктивные решения: вантовые и подвесные конструкции, оболочки. В этом наша практика проектирования спортивных сооружений не слишком отстает от мировой. Однако просто современных форм и следования последним тенденциям недостаточно. Чтобы стать событием, проект должен быть единственным и неповторимым.
"Каждый раз, когда мы начинаем большой проект, заказчик говорит: я нашел очень милый и недорогой объект в Канаде, Финляндии и т. п., его не надо проектировать - просто купить документацию и сделать, - говорит Дмитрий Буш. - Но каждый город может позволить себе такого масштаба сооружение раз в 10-20 лет - это градообразующий объект в силу своих размеров, посещаемости. Поэтому город скорее согласится на более дорогое сооружение с тем, чтобы такое уникальное здание было только у него".
Почему архитектурная общественность пришла в восторг от спорткомплекса на Ходынке? Там сошлось сразу несколько условий: здание спорткомплекса и его "спутник" решены как единая композиция и весьма хороши внешне, есть интересные функциональные и конструктивные решения. Например, предложено сделать круглый стадион (этого нет нигде), который дает оптимальную видимость всего происходящего на поле с трибун. Стадионы овальные и прямоугольные такому требованию отвечают лишь частично.
Другая нестандартная идея: загрузка-выгрузка зрителей на трибуны при помощи пандусов. Это намного удобнее и безопаснее, чем в случаях, когда несколько тысяч человек спускаются по лестнице. К тому же это экономичнее: пандус не нужно отапливать, установка дорогих лестничных маршей не требуется. Конструктивное новшество: как будто провисающая, "разорванная" надвое оболочка не только эффектно выглядит, но и позволяет без проблем решить вопросы водо- и снегоотвода, снизить объем помещения - так легче содержать лед и отапливать помещение.
Комплекс, запроектированный рядом, - это инвестиционный объект: в вертикальных объемах - офисы, на них единая лента апартаментов, будет также небольшой развлекательный комплекс с аквапарком. Все вместе произвело на руководство города и архитектурную общественность хорошее впечатление. Есть шанс, что объект построят в том виде, в котором он был предложен для обсуждения. Тем более что чемпионат мира по хоккею 2007 года в Москве, судя по планам, должен проходить именно на этой площадке, так что кардинально менять проект уже нет времени.

Ирина Мельникова. СПОРТИВНЫЕ ФОРМЫ. "Итоги", 30 ноября 2004
http://www.irn.ru/articles/3525.html

Ольга Никольская:

Сегодня в Ледовом дворце на Ходынке начинается международный хоккейный турнир на кубок Первого канала. Эти игры станут полномасштабной проверкой новой спортивной арены перед чемпионатом мира-2007, который пройдет в Москве весной. А в пятницу здесь состоится официальная церемония открытия дворца с большим гала-концертом.
Наш город научился строить на удивление быстро. Пример сооружения этого дворца показывает, что столица России способна своевременно подготовиться к спортивным состязаниям любого ранга. Год с небольшим назад Юрий Лужков заложил Ледовый в восточной части Ходынского поля. А уже в минувший понедельник он же открыл здесь популярный турнир московских дворовых команд «Золотая шайба». Вместе с кумиром ребят Владиславом Третьяком мэр вбросил шайбу в игру юношеских клубов «Олимпия» и «Юниор».
Этот Ледовый – один из лучших в Европе, а в России ему нет равных. Оригинальное по архитектуре сооружение украсило новый жилой район между Ленинградским проспектом и Хорошевским шоссе. Дворец высотой в 50 метров и диаметром около 140 спроектирован в ГУП МНИИП Моспроект-4 (руководитель мастерской – Дмитрий Буш). Его фасады окрашены в бело-сине-красные цвета российского флага.
Если Дворец спорта в Лужниках вмещает 11 тысяч зрителей, то трибуны Ледового дворца на Ходынке рассчитаны почти на 14 тысяч. Гостей соревнований здесь будут обслуживать по высшему классу. Есть правительственная ложа, VIP-ложи, места для комментаторов, пресс-центр на 440 человек, рестораны, бары, кафе, буфеты.
Во дворце, кроме хоккея и фигурного катания, можно будет проводить соревнования по баскетболу, боксу, теннису, гимнастике, устраивать концерты.
Нужно отметить еще одно несомненное достоинство проекта. Благодаря многочисленным входам-выходам трибуны быстро заполняются и быстро освобождаются. Поэтому в случае чего проблем с экстренной эвакуацией зрителей не возникнет.
В Ледовом дворце все готово. Но есть еще вторая очередь строительства. До весны будет сооружена малая или тренировочная ледовая арена под восточным пешеходным пандусом дворца. Примерно в те же сроки должна быть построена многоярусная парковка на 800 машин. Во время проведения ЧМ-2007 будут дополнительно работать открытая автостоянка на 1500 машин и VIP-парковка. В едином ансамбле с Ледовым дворцом на Ходынке намечено построить Музей российского спорта.
  
Илья Авербух:

– Я не верил до последнего, что в такие сроки можно построить дворец, который обещали москвичам, поэтому просто потрясен. Проблема больших дворцов – мало уюта, а здесь очень комфортно. Мы видим зрителей до самого верхнего ряда, а они видят нас. Здесь учтены все пожелания спортсменов. Достойный Москвы стадион!
– С Лужниками не сравнить?
– Дворец спорта в Лужниках, что называется, «намоленное» место. Мы ему всем обязаны, и, думаю, он еще послужит. Но то, что вижу здесь, не встречал ни в одной точке мира – ни в Финляндии, ни в Швеции, ни в Канаде, ни где-то еще.
– Какие виды у фигуристов на дворец?
– Календарь выступлений уже намечен. 22 декабря здесь устроим заключительное шоу «Звезды на льду». Задумано много всего. Во второй половине февраля думаем отпраздновать юбилей великого тренера Татьяны Анатольевны Тарасовой. Она и живет совсем рядом…
   
Владислав Третьяк:

– Перед чемпионатом мира мы должны обкатать этот прекрасный и уютный стадион. Так требуют международные правила. Поэтому здесь и проводятся официальные игры европейского уровня – «Кубок Первого канала». Прежде этот турнир назывался – «Приз «Известий».
– Вы много видели стадионов в мире. Строители из концерна «МонАрх» уверяют, что подобных этому нет. А вы как считаете?
– По вместимости, конечно, есть. Но этот дворец совершенно необычен по архитектуре. Подобного не припомню. Строители так быстро его возвели, что хоккеистам нужно перенять их темп. Тогда придет победа.
– Какие надежды связываете с новой ареной?
– Главная надежда – хорошо сыграть и победить на чемпионате мира!

Ольга Никольская. КИПЯЩИЙ ЛЕД ДВОРЦА НА ХОДЫНКЕ. «Вечерняя Москва».
http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=29776

Борис Устюгов:

Не успели столичные власти отчитаться о сдаче в эксплуатацию крупнейшего в Европе Ледового дворца спорта на Ходынском поле, как федеральные чиновники устроили проекту обструкцию - в среду руководитель Ростехнадзора Константин Пуликовский заявил о том, что "объект повышенной опасности" построен с нарушениями.
Призрак рухнувшего аквапарка загулял по Ходынке, и Юрий Лужков оперативно подал в суд на чиновника за клевету. А в четверг в прочности дворца московские строители убеждали журналистов.
Константин Пуликовский, выступив с заявлением о нарушениях, допущенных при строительстве Ледового дворца, сразу отверг обвинения в личной антипатии к мэру Москвы: "Когда меня спрашивают, что вы там бодаетесь с Лужковым, я говорю, что не собираюсь бодаться с этим милейшим человеком. У меня претензии не к нему, а к объекту..."
Для московского правительства, которое является заказчиком строительства (уже принято решение о проведении в апреле на новой арене чемпионата мира по хоккею), заявление главы Ростехнадзора, похоже, стало полной неожиданностью. Поэтому реакция мэра Москвы была эмоциональной. В тот же день пресс-секретарь Лужкова Сергей Цой сообщил: "Мы тоже считаем господина Пуликовского милейшим человеком и тоже не собираемся с ним бодаться. С господином Пуликовским лично и возглавляемой им структурой — Ростехнадзором — будет бодаться суд!"
Примерно в том же ключе, но более дипломатично в четверг на презентации дворца журналистам высказался замглавы московского стройкомплекса Сергей Амбарцумян. По его мнению, претензии специалистов Ростехнадзора, которые "были на комплексе в конце ноября и очень помогли в работе", вызваны ошибкой: Ледовый дворец строился с запасом прочности в 480 кг на квадратный метр площади (что в 10 с лишним раз превышает возможную нагрузку), и все необходимые экспертизы давно и успешно пройдены.
Глава Мосгорэкспертизы Анатолий Воронин пояснил, что проект дворца разрабатывался по частям, а сам дворец строился в очень сжатые сроки, но никаких нарушений законодательства или технических норм при этом допущено не было. В качестве иллюстрации безопасности объекта Воронин даже пожаловался на большой перерасход металла при его возведении. "Так что мы вполне можем поставить под сомнение квалификацию тех людей, которые сомневаются в прочности здания", — заключил Воронин.
Некоторую ясность в ситуацию внесли представители "Москапстроя" — фирмы-застройщика. Замгендиректора компании Евгений Черняев и архитекторы строительства объяснили, что весной 2006 года проект строительства был изменен: под пандусом решили построить вторую ледяную арену, а сдачу Ледового дворца разделили на две очереди. Вторая арена должна быть принята госкомиссией в марте 2007 года (первую очередь дворца сдали в эксплуатацию 15 декабря 2006 года при наличии полного пакета согласований). К моменту приезда на стройку специалистов Ростехнадзора часть экспертиз и согласований по второй очереди была еще не оформлена, что и вызвало некоторую путаницу. При этом в работе приемочной комиссии по первой очереди сотрудники федеральной надзорной структуры участия не принимали, а потому просто не разобрались в происходящем. Одновременно застройщики и городские чиновники отвергли обвинения в "местечковости" и заявили, что кроме московских структур за строительством дворца на всех этапах наблюдали и федеральные ведомства. Начальник Мосгосстройнадзора Анатолий Зайко на  пресс-конференции сообщил следующее: "По всем большепролетным проектам, в том числе и по проекту Ледового дворца, с самого начала строительства ведется мониторинг, который осуществляет один из институтов МЧС России. Кроме того, при штабе строительства работают лаборатории всех ведущих федеральных строительных институтов".

Борис Устюгов. ДВОРЕЦ НА ХОДЫНКЕ: НАДЕЖЕН ИЛИ ОПАСЕН? «Известия», 22 декабря 2006 г.
Размещено на портале Архи.ру www.archi.ru 26.12.2006
http://archi.ru/events/news/news_present_press.html?nid=3230&fl=1&sl=1

Страничка здания на сайте конкурса "Золотое сечение-2007":
http://zs2007.ru/cgi-bin/item?id=82


Григорий Ревзин:

Ледовый дворец на Ходынке построили Андрей Боков и Дмитрий Буш. Так вышло, что я долго ездил мимо Ледового дворца, и все мне казалось, что он не достроен. Его уже открыли, уже соревнования первые провели, а я все ждал, когда же все эти конструкции начнут покрывать какой-то оболочкой. А потом все-таки выяснилось, что это уже все, больше ничего достраивать не будут. Вот что есть — то и конец
Это было странно, потому что так сегодня в мире не делают. Новые арены, они сейчас дутые. Образ спорта ведь время от времени меняется, и сейчас это такой гладкий образ, как мускулатура у качка. Так строят к Олимпиаде в Китае, так строили к чемпионату мира в Германии. А этот дворец весь угловатый, ребристый, совсем не похожий на мускулатуру. Он больше соответствует довоенному образу спорта — 1930-м годам, когда главным было развитие не мускулатуры, а скелета и из спортсменов строили пирамиды на манер строительных лесов.
Там напротив, через Ленинградку, стадион «Динамо», и пока его еще не снесли, можно пойти посмотреть, как это делали в довоенное время. У Бокова получилось похоже на стадионы 1930-х с их техническим пафосом. Круглое здание с двумя спиралевидными пандусами — синим и красным. Функционально это удобно, потому что синяя спираль ведет на синие трибуны, а красная — на красные, и разные болельщики не пересекаются. Но помимо этого есть еще образ, и стадион напоминает большой винт, лопасти которого разлетаются в разные стороны. Не особенно уютный образ, я бы даже сказал — довольно пугающий. Как-то сразу понимаешь, что трус не играет в хоккей.
Я бы много мог сказать про конструктивизм, с которым у Андрея Бокова долгий роман. Он делал в Париже в 1989 году конструктивистскую Триумфальную арку в честь 200-летия Французской революции (тогда все страны делали по арке в дар Франции), а потом Музей Маяковского на Лубянке. В каком-то смысле он действительно сделал Ледовый дворец так, как его бы, наверное, делали русские конструктивисты, если бы их не отменил товарищ Сталин. И в техницизме, и в несколько плакатной раскраске Ледового дворца в триколор ощущаются следы пафоса эпохи первого советского трактора. Но мне кажется, в этой постройке дело не только в конструктивизме. Тут есть непосредственный источник вдохновения.
Дворец этот построен на Ходынском поле на месте аэродрома. Аэродром уже не работает, но часть летательных аппаратов еще там стоит. Прямо рядом с дворцом — огромный вертолет, тупорылый, с гигантскими лопастями, какое-то фантастическое существо, неповоротливое, как кит, и вместе с тем по-стрекозиному изящное. Вот когда смотришь на этот дворец от вертолета, то получается очень правильное зрелище. Сразу становится ясна и угловатость, и эти ребра, и ощущение вращающегося винта. Это такой особый стадион — отчасти вечный двигатель.
Знаете, в советской культуре была такая особая, довольно маргинальная, но все же заметная мифология летчиков. Изначально, в сталинское время, она была совсем не маргинальная, там Сталин дал стальные руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор всему населению СССР. Но уже в позднесоветское время от нее осталось не так много. И все же, так сказать, любите, девушки, простых романтиков. Вот этот миф простой романтики — ну, двигатель, простор, полет, много неба, молодость, спорт — вот про это, по-моему, Андрей Боков придумывал этот стадион.
Это совсем не так просто, как кажется. На самом деле это удивительно сложно. К этому стадиону стоит сходить, чтобы понять, в чем дело. Там осталось довольно фантастическое для Москвы ощущение аэродромного неба. Знаете, когда не небо, а небосклон, и он и слева, и справа — и все тянется и тянется. Эта шестеренка Ледового дворца в самом центре, и от него невольно глядишь во все стороны. А там во все стороны что-то такое фантастическое. В одну сторону дом «Аэробус» Владимира Плоткина, который у «Аэропорта», самый большой сегодня дом в Москве по количеству метров. В другую — здание «Триумф-Паласа», как известно, самое высокое жилое здание в Европе. В третью — дом-ухо того же Андрея Бокова, гигантская 30-этажная скульптура фантастического абриса. В четвертую — жилой дом на Ходынском бульваре, самый сегодня длинный дом Москвы. Понимаете, небо, кругом вот эта простая романтика — самый большой, самый высокий, самый длинный,— а в центре вот эта гигантская шестеренка.
Москва такой город, что в нем вообще время от времени откуда-нибудь выглядывает мечта. Сейчас много мест, где есть мечта древнерусская — с куполами и монастырями, и очень много где есть мечта лужковская — вернуться в 1913 год и зажить так, будто храм Христа Спасителя и не сносили. Ну, конечно, видна мечта сталинская — имперская, с высотками. А вот от 1960-1970-х почти ничего не осталось, а то, что осталось, сносят, как гостиницу «Россия», «Интурист». А она была, эта мечта. Самый длинный — 800-метровый — дом Всеволода Воскресенского на Варшавском шоссе; самый круглый — 600 м в диаметре — дом Евгения Стамо в Матвеевском. Она просто слишком скомпрометирована унынием спальных районов.
Андрей Боков создал не только Ледовый дворец. Он сделал место, где можно увидеть, как она должна была выглядеть, Москва из утопии 1960-х, Москва периода Бразилиа Оскара Нимейера и Чандигарха Ле Корбюзье. Огромное небо, огромное поле и шедевры — самый большой, самый высокий, самый длинный. А в центре шестеренка русского конструктивизма.
Знаете, раньше было принято писать в путеводителях, что Москва — фантастический город: сойдите с Тверской, загляните в переулок, и там откроется совсем другая Москва. Переулками теперь, после того как в них принято располагать жилье класса А, мало кого удивишь. Это теперь не совсем другая, а самая та Москва — дорогая, сытая, гламурная. Но сам ход, как ни странно, остался.
Съезжайте с Ленинградки в районе Ходынки, и там откроется совсем другая Москва. Пустая, с огромным небом, с героическим масштабом и простой романтикой. А в центре всего этого крутится вечный двигатель.

ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ. Григорий Ревзин о Ледовом дворце Андрея Бокова. «Коммерсантъ-Weekend», 8 мая 2008 
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=889319

ваше мнение

Гость | 2744 дн. 5 ч. назад
Внешне, конечно, согласен, архитектура позорная, по крайней мере если идея может и удачная, то исполнение её и материалы никуда не годятся. А по поводу сидений, мне кажется вполне удачно ерешение, так как не только весело, но и возникает ощущение заполненности зала, и если есть пустые места, то они теряются, что очень хорошо.
Лола | 2952 дн. 12 ч. назад
какая безвкусица!
какая трата бабла!
кто придумал такой позор с сидениями? как больной попугай!
фу ... не арена а цирк
елена | 3927 дн. 8 ч. назад
архитектура очень рациональна и впечатляет своим размахом.
провела в ледовом дворце несколько незабываемых дней в жизни и просто полюбила хоккей.
стройте больше подобного))
Наталья | 4070 дн. 13 ч. назад
отличный проект! очень функциональная улитка
Анна | 4252 дн. 14 ч. назад
Супер! Просто высший пилотаж! Отличный проект! Поздравляю Буша!
Перейти к обсуждению на форуме >>